Порно Рассказы

porn-vid » Порно рассказы » Отмазала сына от армии - эротический рассказ

Отмазала сына от армии - эротический рассказ

На тот момент, когда я родила Лешку, мне едва исполнилось девятнадцать, и сами можете догадаться, ввиду каких обстоятельств пришлось встать на путь столь раннего материнства – да, я банально залетела, но куда досаднее то, что не удалось подлинно установить личность мерзавца, который был на мне в момент зачатия. Приблизительные время, место и круг лиц, имоверно причастных к оплодотворению, были очерчены, но привлечь кого-нибудь к ответу так и не получилось, поскольку ни один из потенциальных отцов не взял на себя смелость, заявить права на потомство. Употребляя слово «отец» во множественном числе, я, увы, знаю, о чем говорю, несмотря на частичное отсутствие воспоминаний о той ночи. Будучи в стельку пьяной и не помня всех злополучных деталей, должна признать, что та вечеринка удалась, во многом, благодаря моим собственным стараниям – полному отказу тормозов, как следствию алкогольного опьянения, и выброшенному белому флагу, в виде публичного снятия трусиков, во время откровенного танца на бильярдном столе. Иными словами – за что боролась, на то и напоролась, а поролась я, в тот раз, как конченая нимфоманка – пуская в себя всех гораздых, без подтверждения личности и наличия у моих партнеров средств контрацепции. Желающих поиметь бухую подругу оказалось предостаточно, а вот готовых женится отыскать не вышло, как итог – я девятнадцатилетняя мать-одиночка, но уже в далеком прошлом и история не об этом.

Сегодня, моему сыну Алексею всего на год меньше, чем было мне, когда он появился на свет. Первые шесть лет жизни я воспитывала его сама, а потом появился Илья – мужчина для которого не составило проблемы взять меня в жены и стать не самым плохим отчимом мальчику, имеющему все шансы вырасти безотцовщиной. Будущего супруга я повстречала именно в то время, когда мне больше всего нужна была поддержка, и он мне её дал, за что я буду вечно ему благодарна. Старше меня на девять лет, Илья был взрослым, серьезным и очень покладистым человеком. По ходу нашей совместной жизни, эти его качества впитала и я, так что от бывших привычек и повадок, принесших мне столько хлопот, не осталось и следа. Теперь мне тридцать семь и я семейная, рассудительная домохозяйка, которую с той девятнадцатилетней девочкой связывают, разве что: не поменявшаяся за эти годы хрупкая конституция тела, блеск в глазах и повзрослевший сын, которого я безумно люблю. Кстати, именно возраст моего любимого мальчика стал первопричиной событий, легших в основу данного рассказа.

Приближался осенний призыв в армию и Лёша, как раз, попадал под каток разлютовавшейся военщины. Я категорически была против того, чтобы отпускать свое чадо, на два года, Бог весть куда, проходить строковую службу, да и сам сын отдавал большее предпочтение учебе в институте, нежели маршам на плацу. Чтобы уладить вопрос, в военный комиссариат был заслан наш папа, но, к сожалению, позитивного решения Илья добиться не смог. В таком случае, Алексею вполне реально светила медкомиссия и дальнейшая муштра. Деньгами делу не помочь, а что-то делать надо. Вот, я беру сына, коей вдвое выше меня, за руку и вместе с ним иду на прием к местному военкому. В коридоре очередь из таких же, как мы, уклонистов. Возле двери стоит постовой, и по одному запускает родителей будущих солдат в кабинет, где вершатся судьбы. Всех ребят, включая моего Лёшку, отправляют проходить медицинскую комиссию, и я остаюсь ожидать аудиенции одна.

Судя по эмоциям вышедших от Сергея Сергеевича (как было указано на табличке кабинета начальника комиссариата), служивый сегодня был непреклонен. Не то мало предлагают, не то в нашей армии вдруг победили коррупцию, но казалось никто из просящих не выкупил свое дитя из казармы. Спустя час ожидания, наконец-то, подошла моя очередь искать подход к сердцу Сергея Сергеевича.

– Женщина, у меня, от таких как вы, за целый день уже голова болит. Я все сказал вашему мужу – если годен, то пойдет служить. Ишь, взяли моду прятаться у мам под юбками, – при упоминании элементов гардероба, военный служащий непроизвольно кинул взгляд на юбку, в которую была одета я. Стоит сказать, что спрятаться под тем количеством ткани, что была на мне, было бы весьма проблематично, ведь юбчонку-то надела я довольно коротенькою, естественно, преднамеренно. Я же понимала, что предстоит деликатный разговор, как-никак, с мужчиной, и правильно подобранный наряд может сослужить мне тут хорошую службу. Ни о каких «услугах за услугу» я, честное слово, даже не думала, а вот пустить в ход всякие женские приемчики, по типу невинного флирта, если уж это поспособствует в переговорах, в планах у меня имелось. Взвесив свои сильные стороны, я остановила выбор на той одежде, о которой уже упомянула, а также на белой, полупрозрачной блузке, через которую отчетливо был виден черный дизайнерский бюстгальтер. Не могу похвалиться внушительным бюстом, но раньше мне хватало и моего второго размера, дабы притягивать к себе мужские взгляды. В качестве дополнения ко всему, перед выходом из дома, я сделала красивую укладку, губы и глаза подвела яркой косметикой, обула туфли с открытым носком, на высоком каблуке и воспользовалась дорогими духами с добавлением феромонов, от которых на Илью, например, всегда нападало игривое настроение.

Строящий мне глазки военком был, приблизительно, моего возраста, имел утонченные, как для военного, черты лица, высокий рост, густые, черные, с вкраплениями проседи, волосы. После того, как он оторвался от просмотра личных дел призывников и обратил внимание на мои длинные худые и идеально ровные ноги, его тон стал значительно мягче, а член, судя из моего опыта, значительно тверже. Мысли о гениталиях товарища лейтенанта (именно так к нему обращались сослуживцы) застали меня врасплох, учитывая то, что офицер сидел за столом, и признаков его эрекции мне попросту не могло быть видно. Но стоило мужчине подняться со стула, как мои предположения относительно его стояка тут же подтвердились, если только Сергей Сергеевич не спрятал у себя в штанах наградной пистолет, что вряд ли. Обретший внезапный интерес к беседе, военком покинул свое рабочее место и приблизился ко мне на расстояние меньшее, чем ему было позволено уставом. Подойдя, что называется, вплотную, офицер ощутил на себе действие феромонов, которые подлили масла в огонь – его дыхание участилось, в лицо ударила кровь, а лоб покрылся испариной. Не нужно много ума, чтобы понять – товарищ находиться в состоянии сильного сексуального возбуждения. Потная ладошка лейтенанта легла мне на талию и сопроводила к столу, для общения более предметного.

– То есть, вы просите меня отмазать вашего сына от военной службы, я правильно вас понимаю? – не дожидаясь ответа, Сергей Сергеевич продолжил дальше… – Жанна (мое имя), вы должны понимать, что уклонение от призыва это подсудное дело, как для Алексея, так и в моем случае, если я соглашусь вам поспособствовать.

– Сергей Сергеевич, я все понимаю, и мой муж должен был дать вам понять, что мы готовы компенсировать все сопутствующие риски.

Моя реплика, как мне показалось, была проигнорирована, из чего я сделала вывод, что если б все упиралось в денежную сумму, то нам сразу дали б об этом знать. Военный, все же, имел что-то на уме, но пока ходил вокруг да около.

– Уважаемая, я искренне хочу помочь избавить вашего парня от всех прелестей солдатской жизни, но ходательствуя перед вышестоящим начальством, мне придется на коленях ползать и целовать его во все причинные места, пардон за прямоту, а это репутационные потери для офицера, которые деньгами не компенсируешь.

– Чем же можно вас подкупить, товарищ лейтенант? – полушепотом спросила я, закидывая ногу на ногу и предугадывая ход мыслей, нависшего надо мной мужчины в форме.

Откинувшись на спинку деревянного стула, я постаралась принять максимально открытую позу, дабы Сергей Сергеевич смелее озвучивал свои условия.

– Любовью и собственной расположенностью к холостому, скучающему по женской ласке, мужчине, – во время этих слов, военком запустил руку в карман своих брюк и поправил, давно мешающий ему там, томящийся член.

Не успела я отреагировать на такое недвусмысленное подкатывание со стороны лейтенанта, как в кабинет, без стука, влетел какой-то мужик с новой стопкой личных дел призывников. За те несколько секунд, что мужчины общались, я успела прокрутить дальнейшую стратегию поведения у себя в голове, и решила, что если понадобиться, то мне хватит решимости пойти до конца, ради единственного сына.

Проводив товарища по службе за дверь, военком распорядился дежурному, никого, ни под каким предлогом, к нему не впускать, до конца обеденного перерыва. Было понятно, к чему такое уединение, а, соответственно, наступило время переходить к активным действиям, или же включать заднюю, что гарантировало два года каторги для моего Лёшеньки.

– Сергей Сергеевич, если вы обещаете пойти нам на встречу, я могу отблагодарить вас прямо сейчас.

– Вижу, мы правильно друг друга поняли, – военком встал посреди комнаты и расстегнул пряжку своих штанов.

Догадываясь, что дальше мой ход, я встала со стула, подошла к ожидающему меня мужчине, опустилась перед ним на колени, и легко расправившись с пуговицами и молнией на брюках, стянула их, вместе с трусами, к полу. В ту же секунду, мои нюхательные рецепторы уловили резкий аромат взопревших мужских яиц, а моему взору открылся вид на крепкие, обильно покрытые волосяной растительностью офицерские гениталии. Член стоял почти по струнке, но был чуть-чуть наклонен набок, что свидетельствовало о продолжительной холостяцкой практике. От очевидного перевозбуждения и одышки Сергея Сергеевича, пенис колыхался, словно маятник и пульсировал, предвещая быстрое семяизвержения. Мне было не впервой ублажать мужчину ртом, поэтому я со знанием процесса подошла к оральным ласкам: смело взяла детородный орган рукой у самого основания и, для большего удобства, перевела его в горизонтальное положение, оттянув крайнюю плоть от головки. Сосредоточив, для начала, свои усилия на облизывании «шляпки», я постепенно начала продвигаться по стволу пениса, до того момента, пока тот не уперся в мое горло. Заполнив всю ротовую полость, фаллос, все ровно, не поместился туда полностью, с чем военком явно не собирался мириться. Взяв мою голову в тиски, сгорающий от похоти мужчина совершал насилие над моими миндалинами, заставляя меня заглатывать глубже. Не знаю, как ему это удалось, но очень скоро я ткнулась носом в густую прядь лобковых волос, а на своей бороде ощутила болтающиеся холодные яйца комиссара. Войдя до конца, лейтенант замер на несколько секунд, а затем, по моему пищеводу полилась горячая, густая, терпкая на вкус жидкость, которую я спешно проглотила, за неимением другого выхода. Проблем с проглотом у меня никогда не было, но количество лейтенантской спермы превышало все мыслимые представления – он поил меня ею секунд сорок, видимо, копил с Нового Года. Чудом, не подавившись и не умерев от передозировки эякулятом, я дождалась пока военком придет в себя, перевела дыхание, поднялась с колен и, решив, что все закончилось, взялась приводить себя в порядок после горлового минета. Тушь, хоть и была водостойкой, но потеки под глазами пришлось убирать, все ровно, тоже касается и размазавшейся по всему лицу помады.

Несколько минут понадобилось мне, чтобы вновь выглядеть приличной женщиной, а Сергею Сергеевичу этого времени хватило, дабы опять меня захотеть. Так, как будто это было нашей договоренностью предусмотрено заранее, распоясавшийся военный подошел ко мне сзади и стал бесцеремонно лапать мою грудь, своими огромными ручищами.

– Неужели я недостаточно отблагодарила вас, товарищ лейтенант? – пытаясь увернуться от вездесущих лап военкома, выражала я свое недопонимание.

– Жанночка, нас с вами не потревожат до конца обеда – это значит, что в запасе ещё больше получаса. Давайте же не будем разбазаривать попусту столь драгоценное время, тем более, что это в ваших интересах.

Действуя по принципу «сгорела хата – гори сарай», я решила довести начатое до логического завершения. Кроме того, отступать сейчас, после всего, что уже произошло, было бы весьма глупо, посему я прекратила выпендриваться и податливо предоставила свой второй размер на откуп своему партнеру. Тот умудрился залезть мне под блузку, освободить сиськи из-под чашечек лифчика и взялся выкручивать мои соски, причиняя болевые и, как ни странно, в то же время, ужасно приятные ощущения. Должна сознаться, от таких игр с моей грудью, меня начало потихоньку накрывать. Следуя за своими инстинктами, я под стать похотливой самке, начала вилять и тереться задом об паховую область Сергея, который всем телом прижимался ко мне, стыла. Ягодицами я чувствовала, как он твердеет, и мои соски твердели с ним заодно. Киска намокла, и неотвратимость полового сношения не казалась таким уж приговором. На миг мне пришло в голову, что военнослужащий неоправданно затягивает с проникновением, учитывая то, что моя вагина давно созрела. Не дожидаясь, пока раскаленная писька прожжет дыру в стрингах, я своевременно задрала подол юбки и приспустила трусики ниже коленок. Закончив сиськи мять, лейтенант уложил меня животом на стол, достал, в конце концов, свой жезл и направил его в мою пилотку. За двенадцать лет замужества, в меня не проникал никто, кроме Ильи, в связи с чем, новый интимный опыт, в любом случае, гарантировал мне яркие впечатления. Кроме прочего, с ума сводила жуткая непристойность ситуации: спонтанный секс с малознакомым мужиком – в последний раз подобное закончилось незапланированной беременностью. Пока я витала в раздумьях, мой ёбарь неплохо так освоился в моей дырочке. Сергеич сопел и размашисто ебал мамку призывника, который, с каждой фрикцией военкома, становился всё дальше от солдатских сапог. Во рту у меня пересохло, а вот между ног был настоящий потоп. По мере приближения к финалу, мужчина в форме становился напористее и шумнее. Лейтенант кряхтел так громко, что его мог слышать весь комиссариат. Не то, что бы я не стонала совсем, однако звуки, которые вырывались из моих легких, утопали в кипе бумаг, посреди которых я валялась на столе.

Сергей Сергеич о чем-то меня спросил, но я не услышала вопроса, суть которого, как позже выяснилось, состояла в том – можно ли ему в меня кончить. Не получив заблаговременного ответа, офицер не нашел ничего лучшего, как спустить прямиком в мою промежность. Кроме чувства дежавю – подразумевая события девятнадцатилетней давности, когда мою щелочку точно так же использовали в качестве спермоприемника, меня одолевало бурное ощущение неудовлетворенности, так как, в отличие от своего партнера, я испытать оргазм не успела. По внутренней стороне моих бёдер бил, вывалившейся, из булькающей вагины, обмякший член военкома. Не буду скрывать, что больше всего на свете, в ту минуту, я хотела, чтобы Сережа вставил свой хуй обратно и дотрахал меня, как полагается уважающему себя представителю офицерского класса. Но, получив свое, он самодовольно заправил причиндалы назад в брюки, оставив меня на полпути к финишу. Не знаю, что на меня нашло, но вместо того, чтобы, по логике вещей, просто собраться и покончить со всем, я продолжала стоять раком, оттопырив тощую попку, и ждала непонятно чего.

– Одевайтесь, больше вас не задерживаю, – холодно произнес Сергей Сергеевич. – Женщина, алло! Вы меня слышите? С вашим пацаном решим вопрос, а сейчас, будьте добры, покиньте кабинет, – дважды поимев меня, комиссар утратил интерес, и растерял прежнюю любезность.

– Дайте мне пять минут, чтобы навести марафет, – подобно тому, как полчаса назад мне не хотелось вступать в половую связь с этим мужчиной, сейчас я так же нехотя покидала «поле боя».

– Короче, я выйду на перекур, а вы тут пока приводите себя в порядок, – военком нервно буркнул и оставил меня одну в комнате, а сам пошел курить.

Достав из сумочки пачку гигиенических салфеток, я принялась тщательно полировать свою киску, протирая половые губы и вход во влагалище от налившей на них семенной жидкости. Чем усерднее я работала пальчиками, тем слаще становилось там, внизу. Процесс увлек меня настолько, что я потеряла бдительность и не заметила, как молодой постовой, находившийся все это время по ту сторону двери и, вероятно, слышавший все, что здесь происходило, вдруг, непонятно с какой целью, вошел, застав меня со спущенными до колен трусами и широко расставленными нижними конечностями, с промеж которых я пыталась убрать следы соития. Выходя на перекур, Сергей Сергеевич, сто процентов, проходил мимо дежурного и тот знал, что я нахожусь в комнате одна, так зачем же, этот парнишка ворвался в кабинет, в отсутствие своего начальника? Какова бы не была причина, рядовой, коему на вид было приблизительно как моему сыну, заставил меня чувствоваться крайне унизительно. Парень ехидно улыбался и пялился, прямой наводкой, на мою манду. Как бы мне не хотелось, но полномочий выгнать его за дверь, у меня не было. Из-за никуда не девшегося возбуждения, томная пелена нависла на моих, отражающих животное желание глазах, и даже когда мы встретились взглядами, я все ещё продолжала теребонькать свой клитор, – не подтирала генетический материал своего любовника, а попросту мастурбировала. Пружиня на подкашивающихся ногах, будто садясь пиздой на воображаемый кукан, наплевав на незваного гостя, я, вконец ошалев, трахала себя пальцами.

– Товарищ лейтенант просил…, – не договаривая начатое предложение, юноша сдернул свои портки, ухватился за выпрыгнувший оттуда неказистый член и начал яростно гонять лысого. Краник у парня был – всего ничего, по сравнению с военкомовским, но вид мужской плоти спровоцировал меня к долгожданному оргазму. В глазах потемнело и голова пошла кругом, поэтому, кончая, я сперва, села на корточки, а потом, не устояв на каблуках и подвернув ногу, уселась голой жопой прямо на грязный пол. Телом пронеслось несколько сильнейших волн блаженства, на смену которым вернулась суровая и обескураживающая реальность. Трезвый взгляд на то, как я выгляжу со стороны – раскоряченная, сверкающая мокрой пиздой на этом истоптанном паркете, жалкая горе-мать и неверная жена – пора было по-быстрому валить с места собственного позора.

Я попыталась встать с земли, но ушлый парень, пока я билась в конвульсиях, успел подойти поближе и уже пристраивался забраться на меня верхом. Прикинув, вполне справедливо, что раз эта ненормальная позволяет себе дрочить в его присутствии, она не будет против, если он её, тут таки, и отоварит. Дать себя трахнуть этому сопляку, было бы перебором, но отказав ему в ласках, я могла запросто стать облеченной, им же, во всех грехах, что тут творились. Дабы заполучить молчание дежурного, я в который раз за сегодня, пошла на компромисс со своей гордостью. Разрешив уложить себя на спину и залезть на меня сверху, я добровольно раздвинула ноги и впустила крючковатый писюн солдатика в свое лоно. Держу пари, парень мнил себя неотразимым любовником, способным впечатлить годящуюся ему в матери даму, а на деле, неуклюже тыкал в меня своим початком и все время лез целоваться, чем усугублял отвращение к себе. Чтобы ускорится, я начала двигать тазом навстречу разогнавшемуся и без того, постовому.

– Ты обалденно пахнешь, – ни с того, ни с сего, решил сделать неуместный комплимент, в мой адрес, годящийся мне в сыновья партнер.

– Заканчивай быстрее, Иванов, – прозвучал голос незаметно вернувшегося с перекура Сергея Сергеевича.

Услышав приказ командира, рядовой, то ли со страха, то ли просто так совпало, судорожно слил в меня весь свой спермозапас, вскочил на ноги и, даже не подав руки, чтоб помочь мне подняться с пола, убежал дальше держать вахту. Комиссар оказался не более галантным за дежурного. Он также не предложил свою помощь, и мне пришлось вставать самостоятельно. Стоило только вернуться в вертикальное положение, как Сергеич, ухватив кисть моей руки, заломил её мне за спину и заставил нагнуться вперед. С момента перекура, половая система мужчины, видимо, перезагрузилась и раз уж трусов на мне по прежнему не было, он решил не упускать возможность и сделать это со мной еще раз. Было бы лицемерно утверждать, что мне самой не хотелось повторить, из-за чего я и не протестовала, по крайней мере, пока член военкома не уперся в моё анальное отверстие.

– Мы так не договаривались!

– Ты, сука, мне тут разлагаешь моральный дух личного состава. Будешь за это наказана.

Комиссар надавил на сфинктер и стал вдавливать свой болт в мою узкую попочку. Ощутив резкую боль в заднем проходе, я вскрикнула и начала умолять, чтобы он остановился, но не была услышана. Шершавые стенки прямой кишки создавали сопротивление усилиям Сергея, и он решил немного смазать мою задницу спермой Иванова, которая капала у меня с письки. Сунув два пальца в пилотку, служивый выковырял оттуда все, что смог и обработал слизью мое очко. Затем он повторно вставил мне в жопу и заелозил, как по маслу. Схватив меня за волосы, Сергей Сергеевич минуты две, не больше, порол меня в зад, а потом велел присесть перед ним и наспускал мне на лицо. Мой трахарь был весьма доволен, а вот я желаемого не получила. Стенки моей задницы горели огнем, а на лице и в волосах было море спермы.

Когда я вышла из приемной, Леша уже ждал меня в коридоре. Стоящий у входа, дежурный Иванов, с издевкой в голосе и наглой ухмылкой произнес – «до свидания». Я не стала на него даже смотреть, обняла сына, раз и навсегда уведя его с этого долбаного военкомата. Армия Алексея так и не дождалась – военком сдержал слово и что-то там порешал. Традиционно, я вновь залетела, но на сей раз список подозреваемых включал всего двоих товарищей. Илья ни о чем не догадался и теперь воспитывает еще одного не своего отпрыска, которого, к моему счастью, искренне считает родным сыном. Возвращаясь к тем событиям, я сама себе не могу объяснить – было ли то, что произошло следствием чистой материнской любви, или же, я просто-напросто та, кто я есть – шлюха, притаившаяся в обличии добропорядочной жены и матери. Старая привычка – вторая натура, и знаете что – своей натуры я не стесняюсь.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent